Вячеслав Куприенко - Ничего взамен

Вот так выглядит моя книга «Ничего взамен».
Полная версия в формате pdf. скоро появится на сайте,
а тем, кто больше доверяет бумаге – делайте заявки
мне на мейл,вышлю книгу в любую точку планеты.
Вернуться на главную страницу каталогаГлавная страница » Сказки
Мышонок и Шмеля

Вчера у Мышонка дел было - воз и маленькая тележка. С возом он худо-бедно разобрался, а на тележку сил уже не осталось. Он так и уснул прямо на улице под одуванчиком. Неудивительно, что утро он встретил усталым, помятым и не выспавшимся. По привычке он медленно потянулся, вытянулся змейкой и… снова втянулся назад, в привычные для себя размеры. Улегся на бочок, сложил ладошки под щечкой, прикрыл глазки и шумно зевнул, мол устал.
И тут над самым его ухом раздалось жужжание: «Что это ты бежображничаешь?»
- Кто бежображничает, я? – распахнув глаза, собезьянничал Мышонок.
Перед ним, насупив брови, стоял плюшевый толстячок, точь-в-точь похожий на желудь.
- Ты бежображжничаешь и отрываешь от полетов серьежных Шмелей, - жужжал толстячок.
«Ага, Шмель, - сообразил Мышонок, - так вот ты какой».
Как раз вчера, он смотрел про него передачу, но встречаться с ним еще не доводилось, и он принялся его разглядывать. К своему удивлению он нашел Шмеля весьма симпатичным. Сбитые тугие щечки и выразительно-подведенные глазки подчеркивали его серьезность. Велюровая шубка в широкую золотисто-шоколадную полоску идеально сидела на его упитанной фигурке. Приличных размеров попка подчеркивала его индивидуальность. Крылышки были аккуратно уложены в рюкзачок за спиной и не торчали во все стороны как у мухи. Ну, вылитый плюшевый желудь в экипировке парашютиста.
Что ж, день начинался занятно.
- Так чем же это я тебя отвлекаю? – насупился Мышонок.
- Своими шшумными вдохами. Ты так жьжевнул, что сбил меня с курса, и я теперь не жнаю куда лететь…
- А ты и летать умеешь? – удивился Мышонок.
- Да я лучший шмелётчик в округе!
- Странно, - с ноткой подозрительности заговорил Мышонок, - а в телеке один профессор доказывал, что по законам физики шмель летать не может! Не хватает у него, то есть у тебя, подъемной силы! Понял?
- Не жнаю я никаких твоих законов, но летаю легко и просто. Твой телек, вместе с твоим ученым – вруны. И он тут же расстегнул молнию на рюкзачке, вытащил прозрачные крылышки и взмыл вверх. Сделал пару виражей, бочку, три сальто и ухнулся на прежнее место.
- Ну что? Съел?
- Д-а-а-а, лихо, – изменил тон Мышонок, - а ученый  убеждал, что летать ты не должен! Правда он допускал, что у вас есть какой-то секрет.
- Ж-ж-ж. Конечно, есть. Только твоему профессору я его не выдам, а тебе могу шепнуть. Но сначала поклянись, что секрет никому не выдашь.
- Клянусь! – выпалил Мышонок.
- Ну, хорошо.
Шмель секунду помедлил и ткнулся своей мордочкой в мышиное ухо. Тут же Мышонок почувствовал горячее дыхание вперемешку с секретом: «Нужжно огромное жжелание летать. Понимаешь? О-ГРОМ-НО-Е!»
- У меня давно есть такое желание, я хочу летать, хочу, хочу, - закричал Мышонок.
- Ну, так лети.
Мышонок тут же начал махать всеми лапками, ушами и даже хвостом, но кроме пыли, вверх ничего не поднялось.
- Да погоди ты, одного желания мало, нужен еще летательный костюмчик, шмелелёт называется… но мой тебе будет маловат.
- Ну, давай попробуем, давай-давай-давай, он подойдет, я знаю.
Шмель смерил свою фигурку с мышиной и покачал головой: «вряд ли, хотя ткань эластичная…»
- Ну, не тяни, давай скорее, милый Шмелик, – запищал Мышонок.
- Эх, была не была,- Шмель махнул лапкой и аккуратно сбоку расстегнул молнию шмелелёта и вылез из него. Теперь он был похож на новорожденного мышонка с нежно-розовой кожицей.
– На, пробуй, - коротко сказал Шмель, - только долго не летай, а то я замерзну.
- Мышонок засуетился от нетерпения, и долго не мог влезть внутрь. Костюмчик и вправду был маловат, но все же молнию застегнуть удалось. Шмель деловито осмотрел его со всех сторон, поправил складочки, расправил крылышки и спросил: «Высоты боишься?»
- Не-а, - соврал Мышонок.
- Ну, хорошо. Запомни одно правило: шмелелёт управляется мыслью, летишь туда, куда думаешь.
- ?
Мышонку для начала захотелось слегка подняться  и зависнуть, чтобы осмотреться и попривыкнуть к полету. Крылья как по приказу моментально заработали, издавая ровный, протяжный «ж-ж-ж», и потянули Мышонка вверх. Подъемная сила была такой мощной, что у Мышонка перехватило дыхание, и непроизвольно вырвалось «А-а-а».
Поднявшись чуть выше куста сирени, Мышонок завис и перевел дух. Плавно покачиваясь в воздухе, он свыкся с высотой и, осмелев, решил полетать по кругу. Тотчас его закружило вокруг дерева.
Тут уж были совсем другие ощущения с примесью опасности, риска и азарта. Ему казалось, что он вот-вот врежется в дерево. Эмоции захлестнули его. Он пищал, визжал, жужжал…  был вне себя от радости. Его отважное сердечко колотилось в сумасшедшем ритме, душа искрила от восторга так, что вокруг дерева образовалось светящееся кольцо. Если бы в тот миг кто-то сфотографировал Мышонка, то мир узнал бы как выглядит счастье.
Мышонок хотел что-то крикнуть Шмелю, да забыл все слова на свете, а может таких слов еще не придумали! Снизу был слышен то низкий «Ох», то высокий «Ах»! Наконец Мышонок овладел речью и закричал: «Я ЛЕЧУ! Я первый в мире летающий мышонок! Уррра!!!»
Вдоволь налетавшись вокруг дерева, в головке Мышонка мелькнула дерзкая мысль: «Интересно, а смогу ли я летать так же, как летает настоящий шмелётчик?»
И тут началось невероятное. Его стало носить, крутить, вертеть и бросать по высотам так, что в его голове все смешалось: верх-низ-перед-зад-право-лево, один сплошной клубок траекторий, лабиринт без начала и конца. От напряжения он весь измок, ему стало дурно, смышленка забарахлила, но все же успела жалобно подумать: «когда же это все кончится?»
Это было спасением. Мышонок шлепнулся на траву совершенно обессиленный. Он лежал на животике, распластав лапки по сторонам, и обнимал землю как самое дорогое на свете. Голова кружилась, земля вертелась, и порой ему казалось, что не он лежит на земле, а она на нем.
К нему подбежал Шмель, брызнул на него водой и сказал, ничего не соображающему Мышонку: «тренируй вестибулярный аппарат».
- Ве-си-тю-бу-ля… - попытался повторить Мышонок.
В голове продолжались виражи и петли, он ощущал себя желудем, свалившимся с дуба.
- Мышонок, не серчай, - успокаивал Шмеля, - каждому свое. Я, например, не умею как ты, бегать и лазить по норкам.
- Да уж! Но все же я ЛЕТАЛ, ЛЕТАЛ, ЛЕТАЛ! Спасибо тебе, Шмеля, ты настоящий друг! А можно я расскажу Дедушке твой секрет про ОГРОМНОЕ желание?
- Ну, Дедушке можно, - улыбнулся Шмеля.

Количество просмотров материала - 1355 .
 

Фоторепортаж

Сейчас на сайте

Сейчас 60 гостей онлайн

Подписка на новости